Федор Иванович Шаляпин в переписке Василия Георгиевича Пленкова

Первый раз столкнулся с материалами о Федоре Ивановиче Шаляпине в записках старого вятского журналиста Сергея Петровича Наумова:
«С незапамятных времен существовала древняя слава о богатстве Вятки хорошими голосами для церковного пения. Вятские басы и октавы считались непревзойденными. Такие хоровые коллективы, как Синодальный хор, хор Исаакиевского собора, хор Александро-Невской лавры в Петербурге и хор Храма Христа Спасителя в Москве пополнялись басами и октавами из Вятки, которые считались наиболее сильными в звуковом отношении и наиболее музыкальными. От рева протодьякона Вятского кафедрального собора Александра Добрынина звенели стекла в верхних окнах собора. Сам внешний вид вятских певцов был иногда ошеломляющим. Богатырского роста, с копной волос на голове, с раскинутыми по плечам косами и прядями, певец производил сильнейшее впечатление. Многие архиреи, при переводе из Вятки в другие края, забирали с собой понравившихся им певцов, особенно низкие октавы. Вятское духовенство было патриотичным. Именно по этим «патриотическим соображениям» члену духовной консистории, протоиерею Валентину Раевскому, до священства бывшему прокурором Казанской судебной палаты, инициатором и неудачным обвинителем по мултанскому делу вотяков, и секретарю консистории Борхецовскому удалось установить точно «акт крещения Федора Шаляпина», записанный в метрических книгах одной из церквей Вятской епархии, видимо села Вожгалы. Я сам лично слышал рассказ Борхецовского об этом. Мне приходилось слышать много рассказов о том, как Шаляпин, будучи уже артистом с громким именем, до революции приезжал в Вятку для посещения могилы отца и матери. Об этом мне рассказал и земский начальник села Вожгалы Федор Иванович Буданов, у которого Шаляпин останавливался. Слышал я и рассказ дьяка Титлинова, который сопровождал Шаляпина до могилы. Всю панихиду Шаляпин пел сам».
(ГАКО, ф. Р-3702, оп.1, д.6, л.2-5).
Записки Сергея Петровича я полностью опубликовал в Интернете.

Шаляпин с отцом и братом Василием-3

Шаляпин с отцом и братом Василием-3

Много интересного еще таит в себе и фонд Василия Георгиевича Пленкова. Не так давно обнаружил его переписку с дочерью Федора Ивановича Шаляпина – Ириной Федоровной (1).

Из переписки Василия Георгиевича Пленкова с Ириной Федоровной Шаляпиной

Из письма В.Г. Пленкова от 20 апреля 1962 года.
«Многоуважаемая Ирина Федоровна! Очень прошу ответить мне на такой вопрос. Когда отец и мать Федора Ивановича Шаляпина переехали из Вятской губернии в Казань? Я краевед и меня очень интересует этот вопрос. В литературе я нигде не нашел ответа на этот вопрос, поэтому и решил Вас побеспокоить. Может быть, в Вашем фонде имеются указания или ссылки об этом переезде семьи Шаляпиных с родины? Убедительно прошу Вас, Ирина Федоровна, не оставить без ответа мой вопрос».
(ГАКО, ф. Р-128, оп.1, д.900, л.86).

Пленков Василий Георгиевич

Пленков Василий Георгиевич

Из письма И.Ф. Шаляпиной от 7 мая 1962 года.
«Уважаемый Василий Георгиевич! К сожалению, не смогу дать ответ на Ваш вопрос. Во всяком случае, переехали родители Федора Ивановича до 1873 года, так как отец родился именно в этот год в Казани. Могу дать Вам адрес одного старичка, дальнего родственника отца, тоже «вятича» из того же края, где жил мой дед, отец Федора Ивановича.
Вот его адрес – город Куйбышев-23, Стандартная улица, 3, Василию Прокофьевичу Иванову.
Он может что-нибудь пояснить, ибо ему уже много лет. Он пенсионер, бывший железнодорожник».
(ГАКО, ф. Р-128, оп.1, д.900, л.87).

Из письма В.Г. Пленкова от 25 августа 1968 года.
«Глубокоуважаемая Ирина Федоровна! В «Литературной России», 1968, №8 было напечатано Ваше сообщение «Севастополь, 1917…». В нем Вы написали, что Ф.И. Шаляпин подарил своему земляку Александру Кузнецову фотопортрет с автографом. Меня, как вятского краеведа, интересует, кто был этим земляком Федора Ивановича. Не можете ли Вы мне сообщить, где теперь живет семья Кузнецова, чтобы я мог обратиться к ней с вопросом о биографии Александра Кузнецова. Ведь эту фотографию Вы принимали от Кузнецовых и, вероятно, Вы интересовались этими лицами. Если же фотопортрет поступил в музей, то там должна быть запись адреса дарителя. Очень прошу Вас не оставить без внимания мою просьбу. О моей краеведческой работе Вам может рассказать наша землячка Лидия Ефимовна Карасева, живущая с Вами в одном доме, в квартире №156.
P.S.
О Ф.И. Шаляпине я написал несколько заметок в местных газетах. Некоторые из них могу Вам прислать».
(ГАКО, ф. Р-128, оп.1, д.899, л.33).

Шаляпина Ирина Федоровна

Шаляпина Ирина Федоровна

Из письма И.Ф. Шаляпиной от 25 мая 1971 года.
«Многоуважаемый Василий Георгиевич! Не обижайтесь на меня за долгое молчание. Меня не было в Москве. Я была в доме отдыха в Подмосковье. Теперь спешу ответить Вам и сердечно поблагодарить за Ваше внимание и присланные мне вырезки из газет. Мне они, очень нужны. Особенно важно, что отец не забывал своей родины – родины своих родителей – и чем мог - старался помогать в беде, постигшей Вятский край, голоде.
Для справки.
(Из заметки В.Г. Пленкова «Федор Иванович Шаляпин и Вятский край» («Кировская правда», 1958, 13 апреля, с.4).
«Когда постиг Вятскую губернию голод после неурожайного 1911 года, Федор Иванович Шаляпин, через Московского градоначальника, перевел Вятской губернской земской управе 2998,2 рублей в пользу голодающих».
Понятно, что Федор Иванович внес 3000 рублей. Видимо тариф на пересылку средств через Московского градоначальника был самым низким. На сегодня, по самым скромным подсчетам, это более 6 миллионов рублей – А.Р.).

Шаляпин Иван Яковлевич

Шаляпин Иван Яковлевич

Так много еще злопыхателей, совершенно не знавших и не знающих Федора Ивановича, которые бессовестно поливают его грязью, но я глубоко верю, что правда восторжествует и отца помянут добром за все, что он сделал прекрасного для своего народа. Спасибо Вам, что Вы сберегли материалы, характеризующие истинное лицо «вятича» Шаляпина. Я с волнением вспоминаю свое пребывание в Кирове и, особенно, в колхозе «Красный Октябрь». Какие чудные, милые, сердечные люди! От души желаю всем счастья, успехов, а Вам здоровья для продолжения Вашей благородной работы. Я рада, что побывала у Вас. Желаю семье лучшие пожелания, Вам и супруге Вашей. Ирина Шаляпина.
P.S.1.
Прошу подтвердить получение этого письма.
P.S.2.
Если возможно, переснимите карточку с Василием Ивановичем Шаляпиным. У меня нет ни одной его карточки. Она будет нужна, если будет музей. Да и мне приятно будет ее иметь».
(ГАКО, ф. Р-128, оп.1, д.898, л.71).

Из письма В.Г. Пленкова от 11 августа 1971 года.
«Глубокоуважаемая и дорогая Ирина Федоровна! По Вашей просьбе высылаю фотоснимок, на котором заснят родной брат Федора Ивановича – Василий – и их двоюродная сестра Евгения Ивановна Клейнгаус. Снимок сделан общеизвестным фотографом-художником Сергеем Александровичем Лобовиковым в 1911 году в Вятке, во время пребывания Ф.И. Шаляпина в нашем городе. У Е.И. Клейнгаус я был, но живую ее не застал. Очень жалею, что не додумался навестить ее раньше. У нее остался сын, но он о Шаляпиных совершенно ничего не знает.
Ирина Федоровна! Желаю Вам больших успехов в создании мемориального музея Ф.И. Шаляпина. Получение снимка прошу подтвердить».
(ГАКО, ф. Р-128, оп.1, д.898, л.69).

Шаляпина Ирина Федоровна

Шаляпина Ирина Федоровна

Из письма И.Ф. Шаляпиной от 20 августа 1971 года.
«Уважаемый Василий Георгиевич! Сердечно благодарю Вас за письмо и фотографию моего дяди Васи. У меня совершенно нет его фотографий. Впрочем, есть, но в многочисленной группе у наших знакомых в имении, но снимок мелкий. Жаль Василия Ивановича. Он мог бы быть прекрасным певцом, но водка сбила его с пути. Он натворил дел, которые папа не мог ему простить. Да и сын его оказался негодяем, а сколько папа сделал ему добра. Но, как говорится, Бог с ними. Васи уже давно нет на свете, а сын его ни к чему хорошему не пришел, хотя мог бы.
Желаю Вам всего доброго. Если увидите Зубарева и кого-нибудь из моих родичей, кланяйтесь им от меня. Я вспоминаю Вятку с любовью».
(ГАКО, ф. Р-128, оп.1, д.898, л.76-77).

Из письма И.Ф. Шаляпиной от 29 октября 1971 года.
«Уважаемый Василий Георгиевич! Я получила от какого-то центрального книжного магазина города Кирова Вашу книгу «Вятские умельцы». Я бесконечно благодарна за внимание, но думаю, что эту книгу прислали по Вашей инициативе. Спасибо! Я уезжаю в понедельник, 1 ноября, в санаторий «Подмосковье». Буду там до 27 ноября. Что-то расхворалась и очень устала от многих причин…
Надеюсь, что Вы благополучны, чего желаю и всем вятичам. Если увидите Станислава Шаляпина из редакции «Путь Ильича» (газета Куменского района Кировской области –А.Р.) передайте ему привет и скажите, что постараюсь прислать репродукцию с работы моего брата-художника после санатория. С уважением, Ирина Шаляпина».
(ГАКО, ф. Р-128, оп.1, д.898, л.74).

Из письма В.Г. Пленкова от 5 ноября 1971 года.
«Книгу мою «Вятские умельцы» я послал через книжный магазин. Извините, что не сам и без автографа, так как мне надо было разослать более 200 экземпляров, что я физически не мог сделать один».
(ГАКО, ф. Р-128, оп.1, д.898, л.73).

Из письма В.Г. Пленкова от 15 сентября 1972 года.
«Глубокоуважаемая Ирина Федоровна! В будущем году исполняется 100 лет со дня рождения нашего замечательного земляка, выдающегося артиста, Вашего отца Федора Ивановича. Вероятно, Вам известно как предполагается отметить эту знаменательную дату. Если это так, то убедительно прошу Вас сообщить все, что Вам известно. По этому вопросу. Буду очень благодарен».
(ГАКО, ф. Р-128, оп.1, д.899, л.18).

Из письма И.Ф. Шаляпиной от 27 сентября 1972 года.
«Уважаемый Василий Георгиевич! Получила Ваше письмо. Простите, что задержала ответ, обо всем приходится думать и заботиться самой. Вот времени и не хватает. По поводу Федора Ивановича Шаляпина, вернее юбилея, пока еще окончательно сказать не могу, в какую форму это выльется. Комиссия еще не создана. В Министерстве культуры мне сказала, что собираются эту дату отмечать не только в Москве, но и в других городах. Я сама очень волнуюсь. Времени осталось не так много и хотелось бы хорошо подготовиться. Надеюсь, что родная Вятка не останется в стороне. Может быть, узнаете, что об этом думают в ваших партийных инстанциях. Я писала Зубареву и даже посылала письмо с посланцем, но он почему-то совсем мне не отвечает, а обещал прислать материалы о моем пребывании в Кирове (записи на радио). Может быть, он за что-нибудь в обиде на меня, но я право не собиралась кого-нибудь огорчать. Надеюсь на Вашу энергию и, как почитателю моего отца, шлю наилучшие пожелания. Напишите, если что-нибудь узнаете. Привет супруге. С уважением, Ирина Шаляпина».
(ГАКО, ф. Р-128, оп.1, д.898, л.59-61).

Из письма И.Ф. Шаляпиной от 25 ноября 1972 года.
«Уважаемый и милый Василий Георгиевич! Писала я в телевидение и на радиоцентр, также через актера (фамилия неразборчива – А.Р.) передавала письмо Е.М. Зубареву. Писала по поводу наступающего 100-летия со дня рождения отца. Хотелось бы знать, будут ли как-нибудь отмечать в Кирове эту дату. Но, никто мне ничего не ответил. Почему???
У меня к Вам просьба узнать что-либо и написать мне. Теперь должна поведать Вам свое большое огорчение. У меня исчезло фото моего дяди Василия Ивановича, что Вы мне подарили. Очень, очень прошу Вас сделать пересъемку и выслать мне. Сколько это будет стоить напишите. Я вышлю деньги. Мне очень нужно это фото к юбилею отца. Надеюсь, что Вы хорошо себя чувствуете. Во всяком случае, я желаю Вам этого от души. Что нового? Есть ли еще какие-нибудь материалы об отце. Я постараюсь прислать Вам какое-нибудь любительское фото. С приветом, Ирина Шаляпина».
(ГАКО, ф. Р-128, оп.1, д.898, л.80-81).

Из письма В.Г. Пленкова от 7 февраля 1973 года.
«Первым делом прошу меня простить за то, что я долго не отвечал Вам. По Вашей просьбе посылаю фоторепродукцию портрета В.И. Шаляпина с теткой. Как будет отмечаться 100-летие со дня рождения Ф.И. Шаляпина у нас, по-настоящему узнать не удалось. Е.М. Зубарев обещал зайти ко мне, но не заходит. Давно я его не видал. Он ведь работает на радио и телевидении, куда стекаются все планы и намерения. Он должен знать о юбилее.
Прошу Вас, что будет в печати Москвы о юбилее сообщить мне. Буду очень благодарен. У нас в печати пока ничего не появлялось».
(ГАКО, ф. Р-128, оп.1, д.898, л.79).

Из письма В.Г. Пленкова от 15 февраля 1973 года.
«Глубокоуважаемая Ирина Федоровна! 7 февраля заказным письмом я послал Вам фотопортрет брата Федора Ивановича. Сообщите, получили ли Вы его.
Сегодня посылаю Вам:
1. Наш местный журнал «Спутник агитатора», 1973, №3, в котором на с.26-29 напечатана статья «Великий певец России» (автор статьи А. Голушкова – А.Р.).
2. Программу вечера в Кировской областной библиотеке им. А.И. Герцена, посвященного 100-летию со ня рождения Ф.И. Шаляпина. (Вечер прошел 13 февраля 1973 года, а ведущим на вечере был журналист Е.М. Зубарев – А.Р.).
3. Газеты «Кировская правда» за 13 и 14 февраля 1973 года со статьями, посвященными 100-летию со дня рождения Федора Ивановича.
Эта дата была отмечена выступлениями по радио и на телевидении города Кирова.
Получение бандероли подтвердите».
(ГАКО, ф. Р-128, оп.1, д.898, л.108).

Из письма И.Ф. Шаляпиной от 6 апреля 1973 года.
«Уважаемый Василий Георгиевич! Простите великодушно за столь долгое молчание, но в связи со 100-летним юбилеем Федора Ивановича у меня не было свободной минуты. 100-летие прошло торжественно и я очень рада. Спасибо и кировчанам, что не забыли. Все, что Вы мне послали, я получила. Жду переноса праха отца в Москву, но когда точно пока не знаю. Я очень устала и чувствую себя плохо. Желаю Вам и Вашей семье всего доброго. Ирина Шаляпина.
P.S. А где Зубарев? Он ничего не пишет. Даже не поздравил меня».
(ГАКО, ф. Р-128, оп.1, д.898, л.62-64).

Из письма И.Ф. Шаляпиной от 13 июня 1973 года.
«Уважаемый Василий Георгиевич! Простите, что долго не отвечала. Я была в больнице из-за тромбофлебита. Теперь нахожусь в доме отдыха под Москвой. К великому сожалению не удалось достать медали. Она была в продаже только в одном магазине и моментально разошлась. Мне самой ее подарили за мое выступление. Если что, то буду иметь Вас в виду. С приветом, Ирина Шаляпина».
(ГАКО, ф. Р-128, оп.1, д.898, л.58).

И вот еще одна переписка из фонда В.Г. Пленкова.

Из переписки Ивана Ниловича Баскова (Ленинград) и Василия Георгиевича Пленкова.

Басков Иван Нилович родился 11 июня (27 мая) 1896 года. Окончил Николаевскую гимназию в Царском селе в 1916 году и Ленинградский технологический институт. Лично видел Ф.И. Шаляпина на сцене в лучших его ролях около 20 раз и в пяти концертах. Имел около ста пластинок с записями Ф.И. Шаляпина. Скончался 26 ноября 1963 года в городе Пушкине.
(ГАКО, ф. Р-128, оп.1, д.231, л.3, 37).

Из письма И.Н. Баскова от 28 сентября 1961 года:
«Во время отпуска я закончил свою картотеку и могу сообщить окончательные результаты:
1. Иконография (фотоснимки).
1.1. Шаляпин в жизни – 325 единиц.
1.2. Шаляпин в русской опере – 210 единиц.
1.3. Шаляпин в зарубежных операх – 160 единиц.
1.4. Рисунки Шаляпина – 75 единиц.
1.5. Шаляпин в изобразительном искусстве – 170 единиц.
1.6. Итого – 940 единиц.
2. Литература.
2.1. Книги – 125 единиц.
2.2. Журналы – 245 единиц.
2.3. Газеты – 240 единиц.
2.4. Итого – 670 единиц.
(ГАКО, ф. Р-128, оп.1, д.231, л.26).

Из письма И.Н. Баскова от 15 августа 1962 года:
«Покойный дирижер М.О. Штейман (2), который проработал с Шаляпиным за границей более 5 лет (с 1929 по 1934 годы) в своих воспоминаниях писал:
«Гениальная натура Шаляпина покорила своим артистическим обаянием и всесторонней одаренностью все народы мира. Великие люди искусства, науки, государственные и политические деятели обеих полушарий в изумлении своем, как зачарованные, преклонялись перед великим артистом великого русского народа».
(ГАКО, ф. Р-128, оп.1, д.231, л.35).

Шаляпина Ирина Федоровна

Шаляпина Ирина Федоровна

Из письма И.Н. Баскова от 10 сентября 1962 года:
«В отношении предполагавшегося открытия музея Ф.И. Шаляпина в Москве в его доме по улице Чайковского, 25, то этот вопрос уже отпал.
Это решение мною было проверено нынешним летом, проездом через Москву, в музее им. Бахрушина, а также в ВТО.
Мне сказали, что отныне создаваться музеи в честь отдельных людей, хотя бы и больших, не будут. Будут организовываться отдельные витрины с показом достижений того или иного лица в соответствующих государственных музеях. Такова правительственная установка.
Я окончил Ленинградский технологический институт в 1927 году, когда институт доживал последние годы, как институт с широчайшим профилем.
Из нашего института выходили инженеры самых разнообразных профилей:
1. Механики.
2. Металлурги.
3. Строители паровозов, железных дорог и мостов.
4. Строители заводских служебных домов и корпусов.
5. Текстильщики.
6. Деревообделочники.
7. Холодильщики.
8. Гидравлики.
9. Электрики.
10. Турбинщики.
11. Химики различные и прочие.
Три года изучались дисциплины общие для всех, а с 4 курса начиналась специализация. После 5-6 курсов – дипломный проект, который длился около года. Так что, раньше, чем через 7 лет наш институт никто не кончал.
Вот такая энциклопедичность и создала из меня инженера широкого профиля и дала возможность в качестве главного инженера по проектированию заводов работать в области строительства паровозостроительних, электротехнических, авиационных заводов и заводов малой металлургии.
Важно, что я не искусствовед и не музыковед по образованию, а инженер-технолог.
Одновременно со своей профессией любил музыку и, в частности, в свое время, любовался и наслаждался творчеством Шаляпина.
В ВТО есть рукопись Штеймана, проработавшего с Ф.И. Шаляпиным за границей в течение 5 лет. Я ее читал и кое-что записал. Она не опубликована из-за смерти Штеймана в 1949 году.
Не пытайтесь, Василий Георгиевич, уточнить дату отъезда семьи Шаляпиных из Вятской губернии.
Известно лишь, что отец Шаляпина со своей женой, которая была уже в положении, уехали в Казань, где 14 февраля и родился Федор.
Отсюда следует сделать вывод, что в Казань они уехали осенью 1872 года. Никто ничего точнее не скажет. По этому поводу точнее может сказать только казанский архив».
(ГАКО, ф. Р-128, оп.1, д.231, л.23-24).

Из письма И.Н. Баскова от 21 июня 1963 года:
«Я показал бы Вам грандиозную «шаляпиниаду», насчитывающую, на сегодняшний день, 12 увесистых томов (около 2500 страниц) с 1200 фотографиями Ф.И. Шаляпина в жизни и в ролях и с 1000 наименований статей (газетных, журнальных и книжных). После А.Н. Телешова (сын писателя в Москве), я, пожалуй, по объему шаляпинских материалов, чуть ли не второй человек в Советском Союзе».
(ГАКО, ф. Р-128, оп.1, д.231, л.10-11).

Из письма И.Н. Баскова от 14 июля 1963 года:
«У меня 75 шаляпинских рисунков, это верно. Но все они являются копиями либо с книжных и журнальных статей, либо копиями с подлинников. Самих оригиналов у меня, конечно, нет. Они остаются редкостями и нигде не продаются. Один из моих киевских друзей, почитателей Федора Ивановича, мне написал, что у него был приехавший из Парижа главный балетмейстер Парижской оперы, друг Шаляпина. Он привез много интересных материалов о великом артисте.
Придется слетать в Киев, чтобы взглянуть на материалы, а кое-что переснять»
(ГАКО, ф. Р-128, оп.1, д.231, л.14).

Ссылка на публикацию Николая Ивановича Кардакова(3) в журнале «Entomologische Mitteilinden», 1928, том17, 5 июля, с.269 о бабочке, названной в честь Ф.И. Шаляпина. Николай Иванович нашел ее в 40 км к Юго-Востоку от Владивостока.
(ГАКО, ф. Р-128, оп.1, д.231, л.51).

Ссылка на картотеку по Ф.И. Шаляпину в библиографическом отделе ВТО (около 3000 наименований с подробными аннотациями).
(ГАКО, ф. Р-128, оп.1, д.231, л.74).

Из письма Марии Николаевны Басковой (вдовы) в адрес В.Г. Пленкова от 2 января 1964 года:
«Письмо Ваше не застало его в живых. Иван Нилович скончался 26 ноября 1963 года».
(ГАКО, ф. Р-128, оп.1, д.231, л.3).

И вот месяц назад, просматривая Журналы Вятского уездного земского собрания обнаружил такую информацию:
Об устройстве народной библиотеки на родине артиста Шаляпина

«Нижегородский городской голова в декабре 1901 года перевел на имя Вятской уездной земской управы 196 рублей, собранные почитателями известного артиста-крестьянина господина Шаляпина, уроженца Вятского уезда с целью устройства НАРОДНОЙ БИБЛИОТЕКИ на месте его родины.
Местом родины Шаляпина оказалась деревня СЫРЦЕВСКАЯ Вожгальской волости Вятского уезда».
Журналы Вятского уездного земского собрания за 1902 год. Вятка, 1903, с.374-375.
Федор Иванович Шаляпин часто выступал в Нижнем Новгороде, и информация шла, видимо, от него.
Так, что дальнейшее изучение архивов может принести новые и неожиданные результаты.

Примечания:

(1) Шаляпина-Бакшеева Ирина Федоровна, родилась 22 февраля 1900 года в семье великого русского певца Ф.И.Шаляпина. С детства находясь в театральной среде, часто посещая оперные спектакли и концерты с участием Ф.И.Шаляпина, общаясь с виднейшими деятелями русской культуры начала XX столетия, она мечтала об артистическом будущем.
И.Ф.Шаляпина явилась одной из основательниц Маленькой студии имени Ф.И.Шаляпина (1918). Затем, окончив Вторую студию Художественного театра, стала драматической актрисой, выступала в различных труппах, снималась в кино. В годы Великой Отечественной войны принимала участие в концертах фронтовых артистических бригад.
Очень много сделала Ирина Федоровна для сохранения наследия Ф.И.Шаляпина и пропаганды его творчества. Созданные ею талантливые композиции, в том числе «Рассказ об отце», сопровождавшиеся записями Федора Ивановича, с которыми она совершала поездки по многочисленным городам нашей страны, имели огромный успех у слушателей.
Много сил отдала Ирина Федоровна хлопотам по созданию Музея Ф.И.Шаляпина в Москве. Этому благородному делу были посвящены последние годы ее жизни.
Умерла в Москве в 1978 году.

(2) ШТЕЙМАН Михаил Осипович, родился 17 марта 1893 (1889?) в городе Елизаветграде Херсонской губернии. Пианист, дирижер. Окончил С.-Петербургскую консерваторию по классу композиции, ученик А.К. Глазунова и Н.Н. Черепнина. За свое дарование был удостоен премии Михайловского дворца. Дирижировал в Петербургской музыкальной драме, Большом театре в Москве (1924–1925), в симфонических концертах С.А. Кусевицкого. Эмигрировал. С 1927 года дирижер оперы Русского театра Монте-Карло. Гастролировал, подолгу жил в Париже. В 1929 году на парижских гастролях театра дирижировал оперой «Борис Годунов» М.П. Мусоргского. Участник гала-концерта в Париже в пользу Комитета временной помощи русским (Opéra, 1929). Дирижер в Русской опере князя А. Церетели и В. де Базиля (1930–1932). В Театре Елисейских полей (1930–1931), и в театре Opéra-Comique (1932) был дирижером на премьере оперы М.И. Глинки «Руслан и Людмила» (1930), спектаклей «Князь Игорь» А.П. Бородина и «Русалка» А.С. Даргомыжского (обе с участием Ф.И. Шаляпина), «Садко» и «Царская невеста» Н.А. Римского-Корсакова. Руководил хором Русской оперы на чествовании А.К. Глазунова по случаю 50-летия его музыкальной деятельности. (1932). Участвовал в качестве дирижера в концертах Pasdeloup на Фестивале русской музыки в Париже (1932). Член Комиссии по составлению программ концертов современной русской музыки (1933). В 1934 году был избран в правление Российского музыкального общества за границей (РМОЗ). Дирижер Парижского симфонического оркестра в концертах в зале Pleyel (1937). Вернулся в СССР. Был в труппе Большого театра в эвакуации в Самаре (1941–1943).
Умер в 1949 году в Новосибирске.

(3) Кардаков Николай Иванович, родился 1 января 1884 (по другим данным – 1885) года в деревне Кардаковка, недалеко от города Вятки. Его отец – Иван Сергеевич Кардаков происходил из крестьян Котельничского уезда Вятской губернии. Вместе с братьями – Ильей и Петром построил «крупотолоконный завод», выпускавший овсяное толокно, названное «Русский Геркулес». Продукция пользовалась большим спросом внутри страны (где была отмечена большой серебряной медалью Министерства финансов за высокое качество), и за границей. Затем открыл в Вятке первый универсальный магазин и стал купцом первой гильдии. В 1918-1919 годах оказался в армии Колчака и погиб под Омском.

Кардаков Николай Иванович

Кардаков Николай Иванович

Николай Иванович учился, по некоторым данным, в Пермском университете и получил профессию биолога. В 1909 году был за границей, на острове Цейлон, где изучал и собирал южноазиатских бабочек. Этим же делом занимался летом 1912 года на Алтае. В начале 1920-х годов оказался на Дальнем Востоке, где собирал жуков Уссурийского края.
Видимо, в начале 1920-х годов он увлекся коллекционированием бумажных денежных знаков (бон), и на этой почве познакомился с Львом Максимовичем Иольсоном (1891 Вильнюс – расстрелян 8 апреля 1938 года в Москве по стандартному обвинению в шпионаже, полностью реабилитирован 30 июля 1957 года). Л.М.Иольсон был в те годы крупнейшим бонистом Российской Республики, а затем Советского Союза – его коллекция в 1925 году составляла 7 тысяч бон. Он свел Н.И.Кардакова с Ф.Г.Чучиным, основателем Организации Уполномоченного по филателии и бонам в СССР. Задачей этой организации была продажа коллекционных почтовых марок и бон за границу.
Н.И.Кардакову удалось добиться в 1922 году поездки в Германию, где он стал официальным представителем Советской Филателистической Ассоциации в Берлине. Находясь там, в 1923 году он выпустил совместно с Л.М.Иольсоном небольшую брошюру о денежных знаках, выпущенных на территории России во время гражданской войны. Затем он стал посылать статьи в советские журналы московский «Советский коллекционер» и харьковский «Ежемесячный бюллетень Южного объединенного отделения Советской Филателистической Ассоциации». Когда в 1930 году в Югославии стал выходить журнал одноименного общества «Россика», то он стал посылать свои статьи туда, причем ряд его статей был опубликован под псевдонимом «Н. Росбер», который расшифровывается как «Российский берлинец» – по месту проживания Кардакова в Германии. После окончания войны давал в 1946 году объяснения Советской Военной комендатуре города Берлина. Его объяснения были приняты, и он остался жить в Берлине, в западной его части.
С 1920-х годов прошлого века Н.И.Кардаков стал сотрудничать с немецким Энтомологическим институтом Общества Кайзера Вильгельма. В 1934 году стал заведовать секцией чешуекрылых. В 1943 году перешел научным сотрудником в Берлинский естественно-исторический музей, из которого уволился в 1951 году по состоянию здоровья. В это время он дома печатал на пишущей машинке довоенного производства с подвижной кареткой с двумя шрифтами – немецким и русским и в 1953 году выпустил свой главный труд «Каталог денежных знаков России и Балтийских стран 1769-1950 гг.». Этот каталог для своего времени был лучшим по бумажным денежным знакам России. Начиная с 1960-х годов прошлого века, он частным образом неоднократно бывал в Советском Союзе. Умер Николай Иванович 7 марта 1975 (по другим данным, 1973) года.
Когда Кардаков работал в Немецком Энтомологическом институте, то, как ныне установлено, 11 апреля 1926 года встретился с Владимиром Владимировичем Набоковым. В.В.Набоков «большинству людей известен как писатель. Но для самого Набокова литература никогда не была на первом месте. Всю свою жизнь он посвятил ловле бабочек» – написано в одной из статей об увлечении Набокова.
И поэтому В.В.Набоков надписал одну свою книгу – «Дорогому Николаю Ивановичу Кардакову от автора», сопроводив свою надпись стихами –
«…Издалека узнаешь махаона
По солнечной тропической красе:
Пронесся вдоль муравчатого склона
И сел на одуванчик у шоссе…».
Так Николай Иванович оказался знакомым с одним из крупнейших русских писателей зарубежья XX века.
Опубликовано в книге:
Двенадцатая Всероссийская нумизматическая конференция. Тезисы докладов и сообщений. М., ГИМ, 2004, с. 267-268.

 

Александр Рашковский, краевед, 10 февраля 2016 года.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
,
Один комментарий на “Федор Иванович Шаляпин в переписке Василия Георгиевича Пленкова
  1. Pingback: Федор Иванович Шаляпин в переписке Василия Георгиевича Пленкова | Блоги журнала "Семь искусств"

Обсуждение закрыто.

Сайт размещается на хостинге Спринтхост