О СВЯЗИ МУЛТАНСКОГО ДЕЛА С ЕВРЕЙСКИМИ РИТУАЛЬНЫМИ ПРОЦЕССАМИ

О ТОМ, КТО ПЕРВЫЙ ПОДАЛ ГОЛОС В ЗАЩИТУ ВОТЯКОВ И ВЗБУДОРАЖИЛ ВСЮ РОССИЮ

Просматривая новые описи фонда Евгения Дмитриевича Петряева в ГАКО, обнаружил очень подробное письмо Михаила Георгиевича Худякова(1).
Из письма Михаила Георгиевича Худякова к Александру Николаевичу Баранову (2) от 18 марта 1928 года:
«Прошу извинить меня за столь длинное послание, тем более, что я до сих пор не имел удовольствия лично встретиться с Вами.
В течение нескольких лет я занимался изучением Мултанского дела, в котором Вы принимали столь видное, светлое и благородное участие.
Долгое время я не мог получить никаких сведений о Вашем местопребывании, но вот на днях меня удостоил своим посещением Павел Николаевич Луппов, и от него я узнал, что Вы проживаете в Вятке и состоите на службе в Отделе коммунального хозяйства.
Получив это сообщение, спешу обратиться к Вам с настоящим письмом.
Я – малмыжанин по происхождению. Мой отец - Егор Петрович Худяков, у него был дом на углу Казанской и Зеленой улиц (через Зеленую улицу против КАЗНАЧЕЙСТВА).
Возможно, что Вы встречались когда-нибудь с моим отцом, который здравствует и поныне.
Родился я в 1894 году, то есть как раз в год первого Мултанского процесса.
Отец дал мне образование.

Баранов Александр Николаевич 1912 год

Баранов Александр Николаевич 1912 год

Я окончил Казанскую гимназию и Казанский университет по историко-филологическому факультету.
Служил сначала в Казани, а потом перебрался в Ленинград, где живу и теперь.
Меня всегда интересовала истории нашего (Волжско-Камского) края и в связи с этим мне удалось напечатать несколько работ по археологии и истории.
На формирование моего мировоззрения оказал сильное влияние казанский краевед и общественный деятель П.А. Пономарев – представитель того кружка, в который когда-то входили К.В. Лаврский, Н.П. Загоскин, Н.Я. Агафонов и Г.Н. Потанин.
Вероятно, Вы хорошо знали его направление в 1880-х годах.
Мултанское дело интересует меня главным образом в двух сторон: с общественной и с бытовой.
Эти стороны дела менее всего освещены в литературе, посвященной Мултанскому делу.
Правда в Ваших ценнейших воспоминаниях, напечатанных в «Вестнике Европы» в 1913 году, Вы вскрываете ту борьбу противоположных общественных сил, которая и представляет собой главную сущность Мултанского дела (борьба бюрократии и общественности), но все же осмелюсь заявить, что никем еще не прослежено отношение к Мултанскому делу всех общественных классов и слоев тогдашней России.
Между тем, в этом отношении Мултанское дело представляет собой совершенно исключительный интерес.
Оно задело положительно все слои русского общества, от самых глубин до вершин, как администрации, так и культуры.
В разных стадиях процесса принимали участие крестьяне-вотяки, крестьяне-русские, сельские выборные власти, сельская полиция, чиновники, сельские и уездные мещане купцы (присяжные заседатели), земские служащие, журналисты, губернские и столичные чиновники, профессора, адвокаты, врачи, писатели, сенаторы, министры…
Можно проследить также участие в деле духовенства (как сельского, так и городского), учительства и также заводских рабочих.
Мултанское дело представляет громаднейший общественный интерес.

Баранов Александр Николанвич

Баранов Александр Николанвич

Всякий знакомый с Мултанским делом знает, что своим переломом оно обязано никому иному, как Вам, Александр Николаевич.
Вы были тем представителем русской общественности, который ПЕРВЫЙ подал голос в защиту вотяков и взбудоражил всю прогрессивную Россию.
Ваша почетная, благородная роль в этом деле, свидетельствующая о Вашей честности, Вашем мужестве и Вашем общественном призвании, не может возбуждать во мне, как историке, иного чувства, кроме величайшего почтения и преклонения перед Вашим гуманным и благородным поступком.
Вы остановили руку Раевского, занесенную над жертвами Мултанского дела, а ведь за ним скрывались не только вотяки, но также и другие народы, против которых существовал кровавый навет.
Вы поняли опасность этого положения и своевременно забили тревогу.
Анатолий Федорович Кони в своих беседах со мной открыл мне глаза на связь Мултанского дела с ЕВРЕЙСКИМИ РИТУАЛЬНЫМИ ПРОЦЕССАМИ и осветил те нити, которые связывали Вас, Александр Николаевич, с Короленко и Львом Николаевичем Толстым, от которого, в свою очередь, тянутся нити к Кони.
Вы, конечно, понимаете тот интерес, который я питаю непосредственно к Вам, Александр Николаевич.

Набросок Короленко

Набросок Короленко

Как малмыжанин, горжусь тем, что в нашем городе нашлись не только Раевские, Казанские и Шмелев, но также и Баранов с Жирновым.
Я рассматриваю Вас, как историк, - не изолированно, а в Вашей среде и мне ясно представляется, что Вы были теснейшим образом связаны со своей средой, с земцами эпохи Авксентия Пертовича Батуева.
Вы, Осип Михайлович Жирнов, Василий Александрович Батуев – разве это не была одна определенная, общая группа, которая противостояла господам Раевским и компании?
Вот выяснение роли земства в Мултанском деле, столкновение между земским третьим элементом и коронной администрацией, как конкретное выражение этого конфликта общественных сил, который произошел в Мултанском деле, и представляет в нем ГЛАВНЫЙ ИНТЕРЕС – составляет одну из моих задач.
Поэтому я был бы очень счастлив, если бы Вы, Александр Николаевич, почтили меня своим вниманием и сообщили кое-что из Ваших (я думаю, очень светлых) воспоминаний о малмыжском земстве 1890-х годов, об О.М. Жирнове, В.А. Батуеве, об А.П. Батуеве и других.
Был бы очень, очень признателен Вам за это, хотя бы и самое краткое, сообщение.
Затем меня интересуют сведения лично о Вас.
Прежде всего, хотелось бы получить Ваш портрет.
Я собираю все снимки, относящиеся к Мултанскому делу, но мне до сих пор не удалось найти:
1. Вашего портрета.
2. Фотографию группы, снятой в Мамадыше после ТРЕТЬЕГО процесса в 1896 году – все подсудимые с их защитниками.
Этой группы я нгде не мог найти и усерднейше прошу Вас сделать отпечаток с того снимка, который имеется у Вас, как сообщил мне П.Н. Луппов.
Буду надеяться, что Вы не откажете в этой просьбе (расходы по изготовлению отпечатка и пересылке в Ленинград я, разумеется, беру на себя).
Свою коллекцию снимков я предполагаю передать в Малмыжский музей, чтобы оборудовать там специальный уголок Мултанского дела.
Далее у меня недостаточные сведения о Вашей биографии.
Во втором издании словаря Венгерова приведена дата Вашего рождения (11 августа 1864 года в Вятке), но дальнейшие сведения идут уже с большими перебоями.
Мы видим Вас уже уездным землемером и литератором.
Было бы крайне интересно и важно знать, где Вы получили образование, и под какими влияниями сложилась Ваша честная, стойкая и мужественная натура.
Я буду очень, очень признателен Вам за сообщение хотябы кратких сведений из Вашей жизни.
Я прочел Ваши сборники «Осень» (два издания 1891 и 1895 годов), «Монологи» (1986 года) и «В защиту погибших женщин» (1897, 1898 и 1902 годов), а также рассказы «Макарыч» и «Из воспоминаний» (1913 года).

Худяков Михаил

Худяков Михаил

Но мне неизвестны другие Ваши произведения, а как бы хотелось иметь их полную библиографию.
И крайне важно было бы знать в каких литературных кругах сформировалось Ваше творчество.
За все такие сведения горячо благодарил бы Вас, если бы Вы, Александр Николаевич, нашли бы возможность поделиться ими со мной.
Я мало знаю также о Вашей жизни после процесса.
Вы переехали из Малмыжа в Яранск, а далее?
Давно ли Вы живете в Вятке и как течет Ваша жизнь?
Хотелось бы сохранить на память потомству возможно более сведений р Вашей жизни, о Вас.
Как Вы познакомились с Короленко, встречались ли Вы когда-нибудь с Львом Николаевичем Толстым, с Анатолием Федоровичем Кони? Ведь они то хорошо знали о Вас по Вашему участию в Мултанском деле!
Теперь перехожу к бытовой стороне этого процесса.
Здесь меня интересует прежде всего – КАК ПЕРЕЖИВАЛОСЬ ВСЕ ЭТО В САМОЙ СРЕДЕ МУЛТАНСКИХ ВОТЯКОВ.
Мне хотелось бы конкретно, реально представить состояние села Мултан накануне процесса, в момент возникновения дела и так далее – до конца процесса.
Материала набралось у меня много, а летом 1927 года я нарочно совершил поездку в Мултан, чтобы там пополнить свои материалы.
В мою задачу входило:
1. Познакомиться с уцелевшими в живых участниками процесса.
2. Осмотреть и пополнить личными впечатлениями сведения о месте самого происшествия.
3. Разрешить на месте некоторые вопросы, на которые я не находил ответа в литературе, посвященной Мултанскому делу.
Все эти задачи мною успешно выполнены.
Из бывших подсудимых жив один лишь Дмитрий Степанов (Василий Кузнецов умер сравнительно недавно), зато из свидетелей многие живы.
Из них интереснее всех для меня оказалась Мария Ивановна Шлеймер, сообщившая ценные неопубликованные сведения о ПЫТКАХ производившихся приставом Шмелевым.
Много сведений дал также Константин Моисеев, сын умершего в тюрьме Моисея Дмитриева (так в документе, видимо – Моисея Дмитриевича – А.Р.) – во время процесса. Ему было 14-15 лет, а теперь это пожилой крестьянин лет 47.
Из мчсла нерешенных в литературе вопросов удалось установить имена НАСТОЯЩИХ УБИЙЦ (крестьян деревни Аныка), о которых говорил в своей работе профессор Патенко, но имен их он в то время не привел.
Основным материалом для изучения Мултанского дела послужила мне обширная печатная (главным образом журнальная и газетная) литература.
Мною просмотрено все, что относится к Мултанскому делу в богатейших книгохранилищах ПУБЛИЧНОЙ БИБЛИОТЕКИ ЛЕНИНГРАДА, где я состою на службе и ИМЕЮ ВОЗМОЖНОСТЬ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ ВСЕЙ ЛИТЕРАТУРОЙ.
При обработке же материала мне помогло то обстоятельство, что я сам малмыжанин, и потому мне нетрудно было разобраться в соотношении различных общественных групп и слоев.
Очень помогли мне воспоминаниями современники и свидетели процесса.
В освещении же более общих вопросов мне помог, главным образом, Анатолий Федорович Кони.
В результате моих изысканий у меня накопился большой материал по истории Мултанского дела, обработанный мною пока лишь наполовину (до 1896 года).
Напечатать его я не имею никакой возможности вследствие обширности и громоздкости материала (получился бы большой том, а НИКТО ЕГО НЕ ХОЧЕТ ИЗДАТЬ), так что работаю я над этим вопросом ЗА СВОЙ СТРАХ И РИСК, единственно из-за личного интереса к этому делу.
Будучи малмыжанином и, к тому же, историком нельзя ПРОЙТИ БЕЗ ВНИМАНИЯ К ЭТОМУ ДЕЛУ.
Когда закончу свою работу, то, вероятно, передам ее в Малмыжский музей, а собрание фотографических снимков еще ранее отдам туда же для устройства особого уголка, посвященного Мултанскому делу.
ВОТ КАКОЕ ОГРОМНОЕ ПОСЛАНИЕ У МЕНЯ ВЫШЛО!
Прошу извинить меня за то, что утомил Вас этим бесконечным письмом.
Буду ожидать, что Вы, Александр Николаевич, не откажетесь послать мне ответное послание и поделитесь со мной своими драгоценными для историка и для потомства воспоминаниями!
Искренно преданный Вам и уважающий Вас Михаил Худяков.
Мой адрес:
Ленинград, улица Халтурина 12 квартира 15, Михаилу Георгиевичу Худякову.
Верно: ученый секретарь научного общества по изучению Вотского края Ф. Стрельцов (подпись и печать).
(ГАКО, ф. Р-139, оп.8, д.18, л.1-4).

Примечания:

(1) Худяков Михаил Георгиевич, родился 3 сентября 1894 года в городе Малмыже Вятской губернии, в купеческой семье. В 1903—1905 годах учился в Малмыжском приходском училище, в 1906—1913 годах — в 1-й Казанской гимназии, в 1913—1918 годах — на историческом отделении историко-филологического факультета Казанского университета. В 1916—1917 годах — прапорщик Русской армии, в мае—июле 1917 года состоял членом партии эсеров. С 1 апреля 1918 года Худяков служил помощником секретаря Совета городского хозяйства в Малмыже, а с 1 ноября 1919 года преподавал в школе 2-й ступени в Казани. С 1 февраля 1919 года по 1 февраля 1925 года — заведующий историческим отделом (хранитель археолого-историческим отделением) Казанского губернского музея.
С 1914 года — член Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете; занимался краеведческими работами и исследованиями в Вятской губернской ученой архивной комиссии. В 1919—1922 годах — преподаватель Северо-Восточного археологического института (Восточная академия) в Казани; чл. Общества татароведения при Академическом центре Наркомпроса Татарской Республики. Принимал участие в археологических раскопках и научных экспедициях по Вятской и Казанской губерниям.
Первые научные работы напечатаны в 1915 году в «Трудах Вятской ученой губернской архивной комиссии». Всего опубликовал в 1915—1935 годах более 70 работ. Печатался также в «Известиях Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете», «Казанском музейном вестнике», «Вестнике просвещения» Татарской Республики, «Вест. Научного ощества татароведения», в трудах ГАИМК «Сообщения», «Известия», «Проблемы истории материальной культуры», «Проблемы истории докапиталистических обществ», в журнале «Этнография». и др.
Переехав в Ленинград, Михаил Георгиевич, по рекомендации Н.Я.Марра, поступил на службу в ПУБЛИЧНУЮ БИБЛИОТЕКУ на внештатную должность старшего научного сотрудника с 10 февраля 1925 года.
Вопреки обещанию, его не включили в штат БИБЛИОТЕКИ.
15 октября 1925 года Худяков обратился с заявлением. Он отметил в заявлении, что: «В РЕЗУЛЬТАТЕ ЕМУ ПРИХОДИТСЯ ИСПЫТЫВАТЬ ГОРЬКУЮ НУЖДУ, ПЕРЕНОСИТЬ ЛИШЕНИЯ, ОТКАЗЫВАТЬ СЕБЕ В САМОМ НЕОБХОДИМОМ И, ПРИ КАЖДОЙ ЗАДЕРЖКЕ ЗАРПЛАТЫ, ДОПОДЛИННЫМ ОБРАЗОМ ГОЛОДАТЬ».
В феврале 1926 года он перешел на работу по совместительству. С 1 мая 1926 года Михаил Георгиевич уволен из БИБЛИОТЕКИ «ввиду зачисления его аспирантом при Академии истории материальной культуры». Одновременно Президиумом Правления БИБЛИОТЕКИ решено было «вновь допустить его к сдельной работе по составлению каталога национальностей». Продолжал работать в Русском отделении, составлял каталог книг на языках финской., турецкой., монгольской, группы, пользующихся русским алфавитом. Ему поручалось, в частности, ознакомление с постановкой каталогизации книг на языках народов СССР в ГБЛ. В справке, выданной в конце апреля 1928 года, удостоверяется, что Худяков является научным сотрудником ПУБЛИЧНОЙ БИБЛИОТЕКИ. По окончании аспирантуры (1929 год) — научный сотрудник Института истории доклассового о-ва ГАИМК, доктор истории. (1936).
9 сентября 1936 года Худяков был арестован секретно-политическим отделом УГБ УНКВД Ленинградской области как «участник контрреволюционной троцкистско-зиновьевской террористической организации» в ГАИМК. 19 декекабря 1936 года Выездной сессией Военной коллегии Верховного Суда СССР приговорен к высшей мере наказания за «участие в подготовке террористических актов в 1932—1934 годах против т. Кирова и в 1935—1936 годах против т. Жданова» и расстрелян в тот же день.
(2) Баранов Александр Николаевич, родился 11 августа 1864 года в семье коллежского регистратора, которого судьба забросила в Вятку, где он рано умер 23 сентября 1864 года. Учился в Вятской гимназии, в земской школе, в реальном училище. В 1882 году из-за «неблагонадёжности» исключен из последнего класса. Попал под полицейский надзор, занимался сапожным делом, хлебопашеством, был чертежником, маслоделом-сыроваром. Жил в Казани, в 1887 году был там задержан в связи со студенческими волнениями. В 1890-е годы работал в Малмыже земским техником. С 1893 года — на земской службе в Вятской губернии (землемер). В 1907 году уволен со службы по политическим мотивам. Писать начал ещё в Вятке, продолжил в Казани. В 1887 году появилась его первая публикация в газете «Волжский вестник» — сказка «Три феи», и Александр Николаевич полностью отдался литературе, помещая рассказы и статьи в различных местных и столичных изданиях. В 1891 году в Казани вышла книга рассказов «Осень», одобренная Л. Н. Толстым.
Первым поднял в печати вопрос о Мултанском деле, взбудоражив всю прогрессивную Россию, привлек В. Г. Короленко к защите невинных удмуртов, обвиненных в человеческих жертвоприношениях. С 1901 года служил в Слободском уезде Вятской губернии страховым агентом. В 1907 году вернулся в Вятку, вошел в состав редакции газеты «Вятская речь», но вскоре вынужден был переехать в Уфимскую губернию. Потом вернулся, служил в городе Котельниче Вятской губернии и в Вятке. За литературные труды его приняли в члены секции научных работников. Он делал доклады в Вятском историческом обществе, писал мемуары. С 1927 года — пенсионер. В 1929 году переехал в Москву. Умер в Москве 20 декабря 1935 года. В Российской государственной библиотеке в отделе рукописей храниться 20 писем В. Г. Короленко А. Н. Баранову.
Из некролога А.Н. Баранова, написанного замечательным историком Павлом Николаевичем Лупповым:
«Из Москвы получено известие о смерти персонального пенсионера Александра Николаевича Баранова, одного из активнейших участников литературной защиты мултанских удмуртов (в 1936 году слово «вотяк» уже не упоминалось – А.Р.), обвинявшихся в свое время в человеческих жертвоприношениях.
Суть этого дела такова:
15 мая 1892 года неподалеку от села Старый Мултан Малмыжского уезда, был найден труп русского нищего. Сначала его видели с головой, потом голову уже кто-то отрезал, а еще позднее были вынуты и внутренности. В течение двух лет, применяя при допросах пытки и истязания, полиция и прокуратура собирали улики против мултанских удмуртов. 11 декабря 1894 года Сарапульский суд вынес десяти удмуртам, обвинявшихся в человеческих жертвоприношениях, обвинительный приговор. В казанской газете «Волжский вестник» появилась статья, развязно утверждавшая, что удмурты приносят человеческие жертвоприношения. Александр Николаевич Баранов работал в то время земским страховым техником и по делам службы бывал в Малмыжском уезде. На деле ознакомившись с махинациями полиции и прокуратуры, Баранов выступил в газете «Казанский телеграф» с утверждением, что удмурты невиновны, что все дело от начала до конца велось неправильно, что против обвиняемых нет ни одной улики. Письмо подобного же содержания Александр Николаевич разослал в наиболее крупные газеты и журналы. Сенат вынужден был под напором общественности назначить новый разбор дела. Александр Николаевич поместил в газетах Казани, Нижнего Новгорода и Вятки ряд корреспонденций, разоблачающих подоплеку обвинительного приговора. Когда стало известно, что сарапульский суд и прокуратура предполагают при втором разборе добиться нового обвинительного приговора, Александр Николаевич написал письмо Владимиру Галактионовичу Короленко. В этом письме он просил его выступить в печати по поводу «Мултанского дела». Короленко приехал в Елабугу и присутствовал при разборе дела вместе с Барановым. Подробный отчет о суде они напечатали в газете и, кроме того, издали особой книжкой.
http://dlib.rsl.ru/viewer/01003673241#?page=1

Сенат назначил третий разбор дела. Александр Николаевич продолжает печатать разоблачительные корреспонденции. На это раз удалось добиться оправдания всех обвиняемых, снять с удмуртов обвинение, грозившее всему народу тяжелыми последствиями. Оправдав удмуртов, суд не установил кто же убил нищего. В настоящее время известно, что нищего убили двое русских крестьян из соседней деревни, желая завладеть мултанской землей. Александр Николаевич вел оживленную переписку с В.Г. Короленко по поводу «Мултанского дела».
«Кировская правда», 1936, 2 марта.
Архив Александра Николаевича Баранова обнаружили Евгений Дмитриевич Петряев и Александр Вениаминович Храбровиций. Вот что написал об этом Е.Д. Петряев в главе «Счастливый визит»:
«Мы все же отправились по старому адресу (Остоженка, 1-й Зачатьевский переулок, дом 13, кВ. 11), Это было почти невероятным, но в той же самой квартире №11 жила дочь Александра Николаевича Баранова – Зинаида Александровна с сыном Михаилом Михайловичем. Наш визит для них, конечно, был полной неожиданностью. Несмотря на занятость работой и хозяйством, Зинаида Александровна вскоре же разобрала бумаги отца. Среди них сохранились письма В.Г. Короленко, Е.Н. Чирикова, М.П. Бородина, А.П. Батуева и многие другие. Через два месяца Зинаида Александровна умерла. Но она успела найти набросок автобиографии отца. Письмо Л.Н. Толстого было передано ею в музей Толстого, а другие письма – в отдел рукописей Библиотеки им. В.И. Ленина».
Петряев Е.Д. Литературные находки. Очерки культурного прошлого Вятской земли. – Киров, 1981, с.158-165.
Сегодня опись архива А.Н. Баранова можно легко скачать с сайта РГБ.

Александр Рашковский, краевед, 3 августа 2017 года

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
,
Сайт размещается на хостинге Спринтхост