Часы геодезиста Евреинова

Автор Сергей Александрович Пленкин

Среди экспонатов Слободского краеведческого музея, в большинстве своем уникальных, больше всего привлекал мое внимание один – это универсальные кольцевые солнечно-звездные часы, часовая плоскость которых устанавливается параллельно плоскости экватора, почему они и называются экваториальными.

Термин «солнечные часы» относится к таким инструментам, которые, будучи установлены в определенное положение по отношению к солнцу, тенью от гномона, солнечным лучом, прошедшим через отверстие диоптра, нитью отвеса или другими указателями непосредственно указывают время. Лунные и звездные позволяют определить время ночью: первые – по тени или блику лунного света, вторые – по наблюдению за видимым вращением небесного свода.

Часы геодезиста Евреинова.

Экваториальные универсальные кольцевые солнечные часы Слободского краеведческого музея.

В отличие от используемых в настоящее время «средних» солнечных суток, меры времени в солнечных часах основаны на «истинных», или «солнечных», сутках, продолжительность которых меняется в течение года. При движении солнца от восхода к закату меняется как длина отбрасываемой тени, так и ее направление. Инструментальное определение времени производилось двумя способами: наиболее старый основан на наблюдении за высотой солнца (или длиной тени) – такие приборы носили название высотных. Второй, где использовался метод по контролю изменения солнечного азимута – такие часы получили название часов «направления». В универсальных кольцевых, что находятся в музее, одновременно применялись оба метода. Эти переносные научные приборы необходимо было предварительно ориентировать в пространстве с помощью отвеса (уровня) и компаса, поэтому они изготавливались из немагнитных материалов: меди и медных сплавов, кости и дерева.

Появившиеся колесные (механические) часы первое время не могли конкурировать с солнечными – из-за недостатка точности они требовали постоянной поверки. И если колесные часы «хранили» время, то «астрономические» часы в широкой практике наряду с астролябиями были чуть ли не единственными приборами, позволявшими это время определять. Не случайно на многих портативных и настольных колесных часах можно было встретить часы солнечные.

Так откуда же и каким образом в г.Слободске (так он именовался в начале XVIII века) появились эти часы? Есть одна весьма правдоподобная версия.

В первой четверти XVIII века в России возрос интерес к солнечным часам. Для удовлетворения нужд геодезистов, топографов и навигаторов требовалось значительно увеличить выпуск научных инструментов, в том числе и часов. Активное участие в этой работе принял Петр I. Им было написано пособие по конструированию солнечных часов. Оригинальные приборы создавались при его участии

в придворной мастерской – «Токарне». Крупные мастерские по производству научных инструментов были организованы при Адмиралтействе и в Петербургской Академии наук. Первым инструментальным мастером России, подписавшим созданные им солнечные часы, был англичанин Д.Бредли, приглашенный на русскую службу в 1710 году.

Часы солнечные универсальные кольцевые экваториальные – Голландия, Германия XVII-XVIII век

Часы солнечные универсальные кольцевые экваториальные – Голландия, Германия XVII-XVIII век

Слободские часы значительно больше, в пять раз, тех, что изготовлялись, например, в Голландии для широкого применения в быту, где и привлекли внимание Петра I, сразу оценившего их значение для проведения геодезических работ на бескрайних просторах России, повсеместно не имеющих точных и правдивых карт. Размеры часов лишний раз говорят о точности их измерений и научно-прикладном значении. Они не имеют подписи мастера – изготовителя, что было обязательным для европейских мастеров, но на перемычке, стой стороны, где указаны знаки зодиака, на азимутальной градуировке нанесены две заглавные буквы – АЕ, слитые вместе. По тому, как нанесены эти буквы, отчетливо видно, что они появились на перемычке позднее изготовления – и прорезь не та, и размер букв больше. А указывает место мастерской изготовления – Адмиралтейство, а Е?

Буквы на перемычке азимутальной градуировки

Буквы на перемычке азимутальной градуировки

1719 год. По именному указу Петра I и лично им написанной инструкции навигаторы Иван Евреинов и Федор Лужин с 20 человеками команды посланы для проведывания Камчатки и

разрешения на месте задачи – сошлась ли Азия с Америкой (официальная постановка задачи экспедиции). В результате И.Евреиновым была составлена большая карта Сибири с Камчаткой и Курильскими островами под названием: «Ландкарта градов Сибирския страны и Камчатские земли Ивана Евреинова, 1722 года». Эта карта представляет большую ценность в том отношении, что громаднейший маршрут Евреинова через всю Сибирь от Тобольска до Камчатского берега Тихого океана протяженностью в 3583 мили был им уложен между 33 астрономическими пунктами им же определенными. Кроме того, между этими пунктами, Евреиновым были даны линейные расстояния, а по 14 астрономическим координатам нанесено 14 Курильских островов. В целом это была первая точная по тому времени Сибирская маршрутная карта, построенная на астрономических пунктах и измеренных расстояниях. Карта была лично Евреиновым представлена Петру I в Казани в 1722 году перед отправлением Петра в Персидский поход. Она сохранилась до настоящего времени в РГАДА (бывший ЦГАДА).

В 1723 г. 18 декабря Петр, будучи на ассамблее у генерала И.М.Голована, почему-то вспомнил о камчатском геодезисте Иване Евреинове, который вместе с Лужиным ездил «проведывать» Камчатку. Не получив ответа, где он находится, Петр приказал немедленно его разыскать. Розыски продолжались три месяца.

Все дело в том, что геодезисты одновременно находились в ведении Сената и как бывшие воспитанники Морской академии числились в кадрах Адмиралтейств-Коллегии, которая до 1726 г. подчинялась непосредственно Верховной власти, а не Сенату. Поэтому в отношении подчиненности не было ясности и четкости.

Сенат запросил Адмиралтейств-Коллегию, где и выяснилось, что Евреинов был отправлен на Вятку снимать планы и выполнять чертежи городов Вятской провинции. Вполне возможно, что чертеж города Слободска первой четверти XVIII века выполнен Евреиновым. Ответ на запрос в Вятскую провинциальную канцелярию: «Где геодезист Евреинов?» пришел только через три месяца – 17.III.1724 года. В известии из Вятки писалось: «…что февраля 3 дня 1724 года оной Евреинов умре».

Чертеж города Слободска первой четверти XVIII века

Чертеж города Слободска первой четверти XVIII века

В каком городе, при какой церкви он был захоронен, а был он офицерского звания – сведений нет, хотя что-то может быть сохранилось в церковных архивах. Одно утешает, что Слободской краеведческий музей имеет уникальный экспонат – солнечные часы, которые, судя по всему, принадлежали геодезисту Ивану Евреинову, который бескорыстно и честно служил своей Родине – России, провел грандиозные работы и, как обычно бывает на Руси, несмотря на все свои заслуги, был благополучно всеми забыт.

Буква Е устанавливает принадлежность прибора определенному лицу, т.к. номера на них, ввиду штучного изготовления, не ставили. Ползунок с диоптром намертво застыл (заклинен) на отметке 17 марта. Возможно случайность, а возможно и ошиблась вятская канцелярия с датой смерти Ивана Евреинова.

Ползунок диоптра на отметке 17 марта

Ползунок диоптра на отметке 17 марта

Солнечные часы не утратили своего первоначального значения как надежные приборы для астрономических измерений. Это объяснялось, прежде всего, большой точностью солнечных часов, с которой не могли сравниться механические часы до того, как для них стали применять маятниковый осциллятор. Однако и после этого солнечные часы оставались обязательной принадлежностью всех обсерваторий и не только. Не многие знают, что и христианские храмы с древнейших времен оборудовались стационарными солнечными часами настенного и наземного исполнения, так называемыми гномонами, т.е. использующие для определения времени длину и направление отбрасываемой солнечной тени. Были такие часы - наземные и в Слободском Христорождественском монастыре.

Солнечные горизонтальные часы

Солнечные горизонтальные часы

Это были так называемые горизонтальные солнечные часы, состоящие из горизонтально расположенной доски с нанесенным на нее циферблатом и указателя в виде треугольника (модернизированный гномон). Острый угол этого треугольника был равным географической широте города, а наклонная сторона треугольника была параллельна земной оси. Треугольник – указатель был установлен так, что его плоскость была перпендикулярна циферблату, а линия продолжения основания треугольника шла по направлению север – юг. В полдень тень от указателя была обращена (в нашем северном полушарии) к северу и отметка времени, соответствующая 12 часам, находилась на линии продолжения основания треугольника. В горизонтальных солнечных часах

скорость перемещения тени была неравномерной и поэтому на их циферблате часовые отметки располагались под разными, неравными углами. Циферблат был годен для всех дней года, причем в течение всего года тень от указателя падала на циферблат сверху.

Сведения о том, кто их изготовлял и устанавливал, возможно, сохранились в епархиальных архивах, а уничтожены часы были в конце 80х - начале 90х годов прошлого столетия.

Сергей Александрович Пленкин, краевед, город Слободской, 29 июля 2014 года

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Один комментарий на “Часы геодезиста Евреинова
  1. Pingback: Научный доклад об одном артефакте Слободского краеведческого музея | Блоги журнала "Семь искусств"

Обсуждение закрыто.

Сайт размещается на хостинге Спринтхост